Экономика чернозема

02.12.16

При каких усло­ви­ях сель­ское хозяй­ство ста­нет опо­рой устой­чи­во­го эко­но­ми­че­ско­го роста в Украине.

Oh! Diese schwarze Olive Erde”, то есть “О, эта чер­ная, мас­ля­ни­стая зем­ля!”, — вос­клик­нул пред­при­ни­ма­тель Миха­эль фон Круг­нер из немец­ко­го горо­да Росток, взяв при­горш­ню наше­го чер­но­зе­ма с поля где-то воз­ле Сме­лы. Это слу­чи­лось в нача­ле 1990-х во вре­мя наше­го с ним путе­ше­ствия по Укра­ине, когда он искал воз­мож­но­сти для инве­сти­ро­ва­ния. Види­мо, в его немец­ком вооб­ра­же­нии воз­ник тот нескон­ча­е­мый поток богат­ства, кото­рый может дать эта зем­ля, если ею пра­виль­но рас­по­ря­дить­ся. Судя из даль­ней­ше­го раз­го­во­ра, у него сло­жи­лось впе­чат­ле­ние, что мы не пол­но­стью пони­ма­ем, чем вла­де­ем. Ина­че, наша эко­но­ми­ка име­ла бы дру­гой вид…

Для Укра­и­ны, как и для любо­го дру­го­го сооб­ще­ства, важ­но пра­виль­но и в пол­ной мере рас­по­знать свои воз­мож­но­сти и на них стро­ить соб­ствен­ную эко­но­ми­че­скую поли­ти­ку. Даже излишне не про­ни­ка­ясь тео­ри­я­ми и дис­кус­си­я­ми о том, какие из этих тео­рий нам подой­дут. Это усво­ит­ся впо­след­ствии. А сей­час нужен прак­тич­ный и раци­о­наль­ный кон­сен­сус каса­тель­но наших эко­но­ми­че­ских воз­мож­но­стей, а так­же усло­вий и поли­ти­ки, при кото­рых эти воз­мож­но­сти сработают.

Итак, как извест­но, Укра­и­на вла­де­ет при­бли­зи­тель­но 11% запа­сов миро­во­го чер­но­зе­ма (29 млн. га), а ее доля в насе­ле­нии пла­не­ты состав­ля­ет все­го лишь 0,7%. Насе­ле­ние Зем­ли стре­ми­тель­но рас­тет. Ниже на гра­фи­ке пред­став­ле­на дина­ми­ка при­ро­ста чело­ве­че­ства с 1000 года. Шаг по гори­зон­та­ли – 100 лет. Кри­вая гра­фи­ка доволь­но мед­лен­но под­ни­ма­ет­ся пер­вые девять шагов, но на деся­том, а это 20 век, при­об­ре­та­ет про­сто отвес­ный век­тор раз­ви­тия! Уве­ли­че­ние коли­че­ства насе­ле­ния за послед­ние 100 лет – в 4,5 раза до 7,4 млрд. людей. Им нуж­на вода и про­дук­ты пита­ния в неви­дан­ных досе­ле объемах.

Население Земли в 1000–2050 гг., млрд. чел.

news-2016-12-02-r1

Источ­ник: UN Statistics Division, дан­ные 2030, 2050 годов – прогноз.

Соглас­но мате­ри­а­лам ФАО ООН по про­до­воль­ствен­ной без­опас­но­сти чело­ве­че­ства каж­дый вось­мой чело­век на Зем­ле, а это при­мер­но 900 млн. чело­век, потреб­ля­ют пищи мень­ше мини­маль­но допу­сти­мо­го для вос­про­из­вод­ства энер­гии уров­ня, то есть хро­ни­че­ски недо­еда­ют. До 2025 года из-за некон­тро­ли­ру­е­мо­го роста насе­ле­ния голод обе­ща­ет стать про­бле­мой номер один в общем спис­ке болез­ней, войн, тер­ро­риз­ма и про­чих бед чело­ве­че­ства. Итак, мы можем, и долж­ны, сде­лать очень суще­ствен­ный вклад в пище­вую без­опас­ность людей пла­не­ты. Ну чем это не Мис­сия? Любая Мис­сия несет некий уни­вер­саль­ный эле­мент мес­си­ан­ства. Пусть для нас это будет про­до­воль­ствен­ное спа­се­ние Человечества.

Идя даль­ше в подоб­ных раз­мыш­ле­ни­ях, так и хочет­ся обра­тить­ся к Про­ви­де­нию. Мол: “Неза­ви­си­мость нам посла­на для того, что­бы в усло­ви­ях сво­бо­ды сво­бод­ные граж­дане обес­пе­чи­ли про­из­вод­ство и рыноч­ное пред­ло­же­ние того коли­че­ства пище­вых про­дук­тов, кото­ро­го потре­бу­ет рас­ту­щая чис­лен­ность чело­ве­че­ства”. Отсю­да и кон­тр­те­зис, кото­рый зву­чит очень тре­бо­ва­тель­но, как пре­ду­пре­жде­ние. Если с этой зада­чей не спра­вят­ся укра­ин­цы, то ее на их тер­ри­то­рии выпол­нит кто-то дру­гой. Пото­му что в Мире не суще­ству­ет абсо­лют­ной соб­ствен­но­сти на при­род­ные богат­ства. Так или ина­че они при­над­ле­жат чело­ве­че­ству, посколь­ку обес­пе­чи­ва­ют его выжи­ва­ние и явля­ют­ся огра­ни­чен­ны­ми. Поэто­му тер­ри­то­рия Укра­и­ны с дан­ны­ми ей природно-климатическими усло­ви­я­ми не может небреж­но исполь­зо­вать­ся, быть без­люд­ной (рис. 2) и не дать, то, что от нее ожидается.

ВВП на душу населения по ППС и плотность населения в отдельных странах в 1991 и 2014 году

news-2016-12-02-r2

Источ­ник: ГП «Укр­пром­вне­ш­экс­пер­ти­за» на осно­ве дан­ных Все­мир­но­го Банка

Сле­до­ва­тель­но, мы долж­ны раз­вить очень мощ­ный про­до­воль­ствен­ный ком­плекс стра­ны, ори­ен­ти­ро­ван­ный на экс­порт. Поче­му на экс­порт? Пото­му что наши воз­мож­но­сти зна­чи­тель­но пре­вы­ша­ют наши потреб­но­сти, укра­ин­цам нуж­но зара­бо­тать день­ги, а на миро­вых рын­ках ждут наших про­дук­тов. Рын­ки про­до­воль­ствен­ных това­ров и пище­вых ингре­ди­ен­тов ста­биль­но рас­тут, что явля­ет­ся след­стви­ем уже упо­мя­ну­тых тен­ден­ций уве­ли­че­ния насе­ле­ния и его поку­па­тель­ной спо­соб­но­сти. (рис. 3). Лишь неко­то­рые при­ме­ры: еже­год­но миро­вой импорт соков рас­тет на 4,4%, лимон­ной кис­ло­ты – на 7,9%, сухо­го моло­ка – на 11,8%.

Среднегодовой рост мирового импорта, %

news-2016-12-02-r3

Источ­ник: ГП «Укр­пром­вне­ш­экс­пер­ти­за» на осно­ве дан­ных UN Statistics Division

Но все это пока идет враз­рез с нашей теку­щей моде­лью функ­ци­о­ни­ро­ва­ния сельскохозяйственно-продовольственного ком­плек­са. Пото­му что она оши­боч­на, и вот почему.

Во-первых, мы выво­зим сырье, а не про­дук­ты ее пере­ра­бот­ки. В общем пред­став­ле­нии уве­ли­че­ние экс­пор­та зер­на вос­при­ни­ма­ет­ся как дости­же­ние. Но на самом деле такое вос­при­я­тие явля­ет­ся весь­ма оши­боч­ным. Вме­сте с этим сырьем мы отда­ем боль­шой потен­ци­ал добав­лен­ной сто­и­мо­сти, кото­рым долж­ны были бы вос­поль­зо­вать­ся сами. Так, из одной тон­ны экс­пор­ти­ру­е­мо­го зер­на при миро­вой цене 150$/т (при­мер­но как сей­час) при­не­сет при­мер­но $60 добав­лен­ной сто­и­мо­сти, про­из­ве­ден­ная из него мука — $100–110, а добы­тые из нее с исполь­зо­ва­ни­ем био­тех­но­ло­гий глю­тен, сироп и шрот — до $250. То есть добав­лен­ная сто­и­мость раз­во­ра­чи­ва­ет­ся более чем в четы­ре раза! Если в Укра­ине будет таким обра­зом пере­ра­ба­ты­вать­ся 1 млн. тонн зер­на, то мы полу­чим $250 млн. добав­лен­ной сто­и­мо­сти. Это при­мер­но 15 тыс. допол­ни­тель­ных рабо­чих мест и 0,2% ВВП стра­ны в 2015 году.

Или, напри­мер, такое. В 2015 году сум­мар­ная выруч­ка от экс­пор­та под­сол­неч­но­го мас­ла и побоч­но­го про­дук­та его про­из­вод­ства — жмы­ха, состав­ля­ла око­ло $3800 млн. Если бы мы экс­пор­ти­ро­ва­ли не эти про­дук­ты пере­ра­бот­ки, а соот­вет­ству­ю­щий объ­ем сырья для ее про­из­вод­ства, то есть под­сол­неч­ни­ка, то полу­чи­ли бы толь­ко $900 млн. Чув­ству­е­те разницу?

Подоб­ные цепоч­ки раз­вер­ты­ва­ния добав­лен­ной сто­и­мо­сти харак­тер­ны и для дру­го­го сырья — фрук­тов, ово­щей, ягод. Поэто­му про­дук­цию сель­ско­го хозяй­ства мы долж­ны в первую оче­редь рас­смат­ри­вать как сырье для пище­вой промышленности.

Во-вторых, мы не про­из­во­дим очень боль­шо­го коли­че­ства про­дук­ции, исполь­зу­е­мой в сель­ско­хо­зяй­ствен­ном про­из­вод­стве. Поэто­му мы вынуж­де­ны импор­ти­ро­вать горю­чее, семен­ной мате­ри­ал, сред­ства защи­ты рас­те­ний, зна­чи­тель­ную часть азот­ных и пол­но­стью слож­ные удоб­ре­ния, трак­то­ры, ком­бай­ны и тому подоб­ное. В общем, на 1000 гри­вен, выру­чен­ных от экс­пор­та зер­на, мы тра­тим при­мер­но 410 грн на импорт все­го упо­мя­ну­то­го. Кото­рое когда-то мы про­из­во­ди­ли и можем это про­из­вод­ство восстановить.

Теперь под­счи­та­ем неко­то­рую сум­му потерь или упу­щен­ных воз­мож­но­стей от дей­ству­ю­щей ныне моде­ли сель­ско­го хозяй­ства. Выбе­рем вооб­ра­жа­е­мо­го парт­не­ра, и пусть этим парт­не­ром будет осталь­ной Мир. Он поку­па­ет у нас зер­но, затем его пере­ра­ба­ты­ва­ет и постав­ля­ет нам часть про­дук­тов этой пере­ра­бот­ки, посколь­ку мы сами их не про­из­во­дим, а так­же он про­да­ет нам все то, чего у нас не хва­та­ет для про­из­вод­ства зер­на. Сто­и­мость логи­сти­ки для упро­ще­ния вос­при­я­тия проигнорируем.

Так вот, при такой дис­по­зи­ции мы на одной тонне экс­пор­ти­ру­е­мо­го зер­на пше­ни­цы полу­ча­ем $60 добав­лен­ной сто­и­мо­сти и $150 экс­порт­ной выруч­ки. Наш контр­агент полу­чит $250 добав­лен­ной сто­и­мо­сти из наше­го зер­на при усло­вии его глу­бо­кой пере­ра­бот­ки и еще где-то $30 от про­из­вод­ства той про­дук­ции, кото­рую экс­пор­ти­ру­ет нам для наших про­из­вод­ствен­ных нужд, то есть все­го $280 в рас­че­те на тон­ну зер­на. Экс­порт­ная выруч­ка парт­не­ра соста­вит $60 от про­да­жи нам ком­по­нен­тов для про­из­вод­ства тон­ны зер­на и до $450 от про­да­жи про­дук­тов пере­ра­бот­ки зер­на. Сле­до­ва­тель­но, нам наш чер­но­зем, на кото­ром мы вырас­ти­ли тон­ну зер­на, при­но­сит $60 добав­лен­ной сто­и­мо­сти, а зару­беж­ным контр­аген­там – $280. Наша выруч­ка от экс­пор­та при сего­дняш­них ценах соста­вит $150 за тон­ну, а парт­не­ру в целом до $510 за тон­ну. В зави­си­мо­сти от того, сколь­ко мы будем импор­ти­ро­вать про­дук­тов пере­ра­бот­ки зер­на, наш сум­мар­ный тор­го­вый баланс на одной тонне зер­на может быть и отри­ца­тель­ным. Вот так все доста­точ­но про­сто. И кто кому донор?

Поэто­му дей­ству­ю­щая ныне модель сель­ско­го хозяй­ства не ста­нет опо­рой наше­го эко­но­ми­че­ско­го роста, даже если мы будем про­из­во­дить 120 млн. тонн зер­на, о кото­рых пишут запад­ные ана­ли­ти­ки. Мы дадим боль­шую хими­че­скую нагруз­ку на окру­жа­ю­щую сре­ду, рас­па­шем всю поч­ву, но в кон­це кон­цов все это погу­бим и будем оста­вать­ся эко­но­ми­че­ски отсталыми.

Одна­ко, совсем дру­гое дело, если мы из рас­ти­тель­ной и живот­ной про­дук­ции будем про­из­во­дить про­дук­ты пита­ния и пище­вые ингре­ди­ен­ты, а так­же будем выпус­кать про­мыш­лен­ную про­дук­цию, необ­хо­ди­мую для обес­пе­че­ния про­из­вод­ствен­но­го про­цес­са в сель­ском хозяй­стве. Тогда наша зем­ля обес­пе­чит нам нескон­ча­е­мый поток богат­ства и эко­но­ми­че­ско­го могущества.

Вопрос тру­до­устрой­ства сель­ско­го насе­ле­ния так­же в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни реша­ет­ся этой моде­лью. Сей­час в селах Укра­и­ны про­жи­ва­ет при­мер­но 13,2 млн. чело­век, а коли­че­ство рабо­чих мест око­ло 3,2 млн. Извест­но, что совре­мен­ная про­из­во­ди­тель­ность тру­да в нашем селе очень низ­кая. При усло­вии внед­ре­ния совре­мен­ных тех­но­ло­гий, что явля­ет­ся неиз­беж­ным, коли­че­ство работ­ни­ков сель­ско­го хозяй­ства сни­зит­ся до 1 млн. Что же будут делать осталь­ные? Даем виде­ние буду­ще­го, соглас­но кото­ро­му эти люди не ринут­ся в горо­да или за гра­ни­цу на зара­бот­ки. Они будут рабо­тать на новых пере­ра­ба­ты­ва­ю­щих пред­при­я­ти­ях, создан­ных в рай­он­ных цен­трах и неболь­ших город­ках. Это луч­шее место­рас­по­ло­же­ние для пред­при­я­тий агро­пе­ре­ра­бот­ки, посколь­ку сырье будет про­из­во­дить­ся на сосед­них полях.

Люди же будут оста­вать­ся про­жи­вать там, где живут сей­час, то есть в селах. Утром их будут достав­лять на рабо­ту на рас­сто­я­ние 5–15 км спе­ци­аль­ны­ми чел­ноч­ны­ми рей­са­ми. Вече­ром после сме­ны эти же марш­рут­ки будут при­во­зить их домой. В свои част­ные дома, окру­жен­ные ого­ро­да­ми и сада­ми. У этих людей будет два надеж­ных источ­ни­ка дохо­дов — зара­бот­ная пла­та на пере­ра­ба­ты­ва­ю­щих пред­при­я­ти­ях и дохо­ды от соб­ствен­но­го хозяй­ства. Это будет пре­крас­ная модель орга­ни­за­ции их жиз­ни с проч­ной эко­но­ми­че­ской осно­вой благосостояния.

Но доста­точ­но ли толь­ко неви­ди­мой руки сво­бод­но­го рын­ка, что­бы достичь этой моде­ли? Или может, допол­ни­тель­но нуж­на отдель­ная поли­ти­ка, что­бы испра­вить рынок, если он будет навя­зы­вать нам чисто сырьево-аграрную спе­ци­а­ли­за­цию, выбрав для пере­ра­бот­ки дру­гие стра­ны. Те стра­ны, в кото­рых, кро­ме понят­ных пра­вил игры уже дав­но дей­ству­ют и совер­шен­ству­ют­ся спе­ци­аль­ные инстру­мен­ты при­вле­че­ния инве­сти­ции в переработку.

Мож­но не сомне­вать­ся, что так и будет. Так как сей­час. Наши ябло­ки и в даль­ней­шем будут выво­зить­ся на пере­ра­бот­ку в Поль­шу и Нидер­лан­ды, а пше­ни­ца в Китай или Тур­цию. Мы изме­ним ситу­а­цию толь­ко в том слу­чае, если внед­рим инстру­мен­ты поощ­ре­ния и под­держ­ки инве­сти­ций в пере­ра­ба­ты­ва­ю­щую про­мыш­лен­ность. Пере­чень этих инстру­мен­тов широк, от защи­ты инве­сто­ра до предо­став­ле­ния ему суб­вен­ций и нало­го­вых сти­му­лов. Смыс­лом этих меро­при­я­тий явля­ет­ся уде­шев­ле­ние инве­сти­ций, упро­ще­ние опе­ра­ци­он­ной дея­тель­но­сти ком­па­ний, обес­пе­че­ние бес­пре­пят­ствен­но­го досту­па к базо­вой инфра­струк­ту­ре, сырью и тру­до­вым ресурсам.

Если кон­крет­нее, то сей­час нуж­но созда­вать резерв энер­ге­ти­че­ских и транс­порт­ных мощ­но­стей преж­де все­го в цен­траль­ных и южных рай­о­нах стра­ны, а так­же зна­чи­тель­но рас­ши­рить под­го­тов­ку кад­ров для пище­вой про­мыш­лен­но­сти. На это нуж­но тра­тить, в том чис­ле и денеж­ные сред­ства реги­о­нов, кото­рые они полу­чи­ли от децен­тра­ли­за­ции. В кон­це кон­цов, все будет про­ис­хо­дить в реги­о­нах, кото­рые долж­ны акти­ви­зи­ро­вать­ся. Но Киев дол­жен дать пер­во­на­чаль­ные ско­ор­ди­ни­ро­ван­ные импуль­сы этой поли­ти­ки. Как и сде­лать ее непре­рыв­ной и неза­ви­си­мой от сме­ны правительств.

И напо­сле­док. Агро­про­мыш­лен­ный ком­плекс дале­ко не един­ствен­ная воз­мож­ность Укра­и­ны, хотя одна из самых оче­вид­ных. Он спо­со­бен сыг­рать важ­ную роль в новой инду­стри­а­ли­за­ции стра­ны. Бла­го­да­ря сво­е­му экс­порт­но­му потен­ци­а­лу эта отрасль долж­на не толь­ко при­влечь в наци­о­наль­ную эко­но­ми­ку зна­чи­тель­ные денеж­ные сред­ства извне, но и пере­рас­пре­де­лить их в поль­зу раз­ви­тия ряда важ­ных про­мыш­лен­ных про­из­водств в Украине.

Потреб­но­сти агро­про­до­воль­ствен­но­го сек­то­ра созда­дут боль­шой пла­те­же­спо­соб­ный спрос на про­мыш­лен­ную про­дук­цию, задей­ство­ван­ную в цепоч­ках про­из­вод­ства про­до­воль­ствен­ных това­ров. И кри­ти­че­ски важ­но напра­вить эти сред­ства на при­об­ре­те­ние про­дук­ции имен­но оте­че­ствен­но­го про­из­вод­ства. Тогда они будут вра­щать­ся в систе­ме наци­о­наль­ной эко­но­ми­ки, и мы вый­дем на модель пове­де­ния раз­ви­тых стран, кото­рые через пра­виль­но постро­ен­ную эко­но­ми­че­скую струк­ту­ру пере­рас­пре­де­ля­ют миро­вые ресур­сы в свою поль­зу. Этим самым Укра­и­на смо­жет избе­жать ловуш­ки глобализации.

Вла­ди­мир Власюк
Дирек­тор ГП Укр­пром­вне­ш­экс­пер­ти­за, пред­се­да­тель коми­те­та про­мыш­лен­ной модер­ни­за­ции Торгово-промышленной пала­ты Украины
http://biz.nv.ua/experts/vlasiyk/ekonomika-chernozema-298952.html